?

Log in

Butterfly · & · Hurricane


здорово и вечно

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
автор уехал на never_o_mind 
потому что это уже совсем другая жизнь

* * *
Оливеру

1...

Так делают вдох,
Так комкает страх,
Так (в этом подвох)
Боль чествует прах.
Так строят миры,
Так - минус на плюс -
Вы - ход из игры
В не равном бою.

2...

Вечность пахнет предательством, Солнышко, и золой.
Снег у горла уже не холодный, но я на хрип
сорвалась. Вечность пахнет отсутствием встреч с тобой,
Вечность, в принципе, слишком похожа на долгий грипп
с отвращением к сердцу, которое тащит кровь
к онемевшему нёбу и клацающим зубам...
Вечность пахнет таким нескончаемым словом "вновь"
и таким окончательным "поздно". Уже не нам
достаются билеты на счастье и на войну,
победитель которой получит немного сна,
без каких-либо мыслей и муторную весну,
бесконечно текущую, будто в сосуд без дна.
Вечность пахнет морозом, застывшим движеньем глаз,
хрустом полых костей. Позвоночно-фонарный столб,
единивший забытое, треснул и вдруг погас,
и запахло экстазом бушующих рьяно толп,
и погибло забытое, и раскололся шар
об иллюзию "дальше", о воздух, о круговерть
и о пыль позвонков. И сквозь этот слепой пожар
Вечность пахнет как страшная жизнь...и смешная смерть.

3...

Вся ледяная кровь,
Что еще держит пол,
(Я выгибаю бровь
Так, что ломаю стол)
Верит моим речам.
И через сотню лет
Я не коснусь плеча,
Чтобы услышать "нет"
Время дробит хрусталь,
Время сбивает спесь.
Боже, мне так жаль,
Что тебя нет здесь.
Вместе пойдем до дна -
Тут поплывет броня.
Старый пролет окна
Четвертовал меня.

4...

А Империя занята сбором посмертной дани
со своих побежденных предателей и господ,
Император от скуки болтает в окно ногами
и рисует вдали возвышающийся завод,
выпускающий в воздух лошадок, медведей, рыбу,
почерневших в его полых легких от злой золы.
Император давно заслужил золотую дыбу
ото всех, кто сейчас накрывает ему столы.
И ему все равно - он не знает про слово "надо",
он болтает ногами над пропастью, ждет письма...
только вместо него в дом заходит лишь канонада,
и порою еще опоздавшая в мир зима.
Император бросает Империю. Кормит кошек,
уезжает куда-то, где время, что твой кисель -
еле движется - наносекундами, понемножку.
Император, другими словами, засел на мель.
И к нему, разумеется, ходят, слезами моют
в его доме большом неотесанный темный пол -
его просят вернуться, как звери бы звали Ноя.
Он отказывает и становится даже зол.
мир на грани разрухи: Империя умирает,
Император поймает все прелести столбняка -
хруст, разрыв - тишина...Он ступает уже по раю,
он и думать не мог, что так быстро на облака.
Он танцует, смеется, он ест неземные явства,
он рисует картины, гуляет и лижет дождь...-
так проходит сто лет. Только здесь мир устал меняться,
ну а ты от него по привычке такого ждешь.
Император достиг устремлений любого Бога -
понял вечность - она в однообразности всего.
Император вздохнул, он хотел бы совсем немного -
после смерти увидеть безмолвное "ничего"

5...

Ветер. Свести плечи,
Взгляд на свои шаги.
Кофе, Июль, Вечер...
Мыслями: "Не беги"
Сладко сомкнуть веки,
Сонно прильнуть к плечу...
Вечность сушИт реки -
Я перед ней молчу.
Греть ледяным вздохом,
Будто вершить месть...
Вечность - это неплохо,
Это всего лишь есть.
Сонно месить кашу,
Не размыкать глаз...
Вечность - это не наше,
Ей все равно на нас.
Сердце чинить клеем,
Нервы иглой шить...
Вечность потом злее,
Так что спеши жить.

29.07.2009
* * *
Нам с тобой никогда не достичь пресловутой суммы -
На часах "никогда", Лобачевский сегодня прав.
Я смотрю чуть назад, где кричала себе: "Не думай!
Этот мир слишком много подарит, тебя распяв".
Я и так ч
               резмерно кричу твоему итогу,
Надрываясь в конвульсиях шуток слепой судьбы.
Потому что жестокость дает нам не слишком много -
Только право понять, что мы все - чьи-нибудь рабы.
Мои люди давно на коленях - полы зеркальны,
Я глаголом "дарить" разбиваю себе виски...
Ты не верь никому, успокойся! ведь все нормально -
Нервы вылечатся, если правильно сшить куски.
Я ведь верю (наивная?) - мир не такой уж крепкий
И, как в песне, прогнется когда-нибудь и под нас...
Я тащу по одной поржавевшие сильно скрепки
Из души, не дыша, поднимая остатки глаз.
Только вот, я ведь падала в Ад, где полно от рая -
Даже Солнце смешалось с Луной и кричит: "Пусти!"
Я не знаю, зачем. Я вообще ничего не знаю.
Потому выбираю запутанные пути.
Выходя из пике в бесполезно-двойное сальто,
Мое меццо-сопрано случайно сошло на ум,
И все чаще становится хриплым дрожащим альтом,
В ы м е т а я
и з
в е ч н о с т и
в с е,
ч т о
н е к р а т н о
д в у м.
* * *
Олегу

Кристина просит врача остаться -
Кристина выучила на пять,
Что боль (вот подлинное коварство!),
Немного выждав, придет опять
И вытрет солнечным полотенцем
На нервах сахарный порошок.
Кристина верит - куда ей деться? -
Что скоро будет все хорошо.
Кристине доктор в халате белом
(Почти улыбчивый) дарит сон,
Его слова в столкновеньи с делом
Рождают режущий унисон.
Кристина знает, что шутки с сердцем
Доводят до гробовой доски,
Кристине дышится, будто перцем -
Как надо - легкие на куски.
К Кристине в гости заходит время,
В калачик крутится у локтя.
Кристина может кидаться всеми,
Но и за это ее простят.
Кристине прочат в алмазах небо
И обещают звезду с небес,
Кристина травится черным хлебом,
Но яды пьет, будто твой херЕс.
Кристина, в общем, давно уж вечна,
Но для приличия вдруг умрет,
Кристина знает, что даже речью
Зимой на реках ломают лед.
Да только, знаешь, и ей порою
До смерти хочется ныть в плечо,
Да ты же видел - ее так кроет,
Что и холодное горячо.
Кристина ежится на балконе
Чужого города, в страшном сне,
И этот ветер ее догонит
И рукава завернет к спине.
Кристина знает, что есть потребность -
Шагая в пропасть - замок, пароль.
Кристине нафиг не нужно небо,
Когда тебя разъедает боль.
Кристине б просто стоять у входа
В твое чистилище и молчать
И длинным пальцем (а тут порода)
Тихонько гладить изгиб плеча.
Кристине б боль твою без остатка
Прогнать по венам, в душе сложив,
Кристина слишком на это падка -
Смотреть на то, что ты просто жив.
Смотреть и видеть твою улыбку
(Пускай в душе ее гибнет рай).
Такая боль для тебя - ошибка,
А значит выдохни - передай.
Кристина хочет, чтоб проводами
На время стали бы кисти рук.
Внутри нее все пройдет с годами,
Но для тебя разрешится вдруг,
Кристина хочет...Но миру нужно
Зачем-то мучить тебя собой.
Кристина надцатую окружность
На венах чертит себе рукой...
Кристина строит миры - не спится
Холодной глыбой во тьме кровать,
Кристина больше всего боится,
Что ты забудешь ее позвать.
* * *
взгляд невидящих глаз спотыкается о чужие строчки, падает, расшибает нос.
если это не тяжесть, то я ничего не знаю о ней.
это сложно. даже физически - возвращаться второе подряд утро на 434 в С...оДом.
Не ем и не сплю - забываю.
повторяю про себя, что все хорошо будет, а внутри такие истерики.
плачу. конечно плачу тихо, пока никто не видит, по углам и подсобкам.
боль.
тебе больно.
невозможно наблюдать твое самоуничтожение. невозможно видеть тебя таким.
я бы забрала - не умею.
такое гнусное предательство - жить дальше при всем этом.
я так хочу чтобы ты успокоился. больше всего на свете.
пожалуйста, солнце, будь счастлив. живи.
все будет.
обещаю.

верю.

* * *
* * *
Например, бесконечность. Забитый в запястье гвоздь
вытесняет ненужное, красное и густое.
И заходит в мой дом с одиночеством страшный гость,
и я вижу, что, впрочем, скрываться уже не стоит.
Через тернии к звездам. Запрыгни на тот паром,
Что уходит от пристани в мир, где еще есть счастье.
Мне ровнят мои нервы зазубренным топором
и шагают по сердцу, с презрением бросив: "Здрасьте".
Пепел падает вверх, в страшный ворох чужих небес,
затемненные стекла очков отражают время
и пространство, что полнится скопищем злых чудес
и подарков из прОклятых войн сразу всех со всеми.
Треугольник на фильтре, а в нем медиана лета.
Я живу, обжигаясь о воду из морозилки,
Моя песня сегодня-то точно уже допета
и утоплена горем на дне роковой бутылки.
Я ходить по воде научилась у невских чаек,
мне река лижет ноги в нижайшем из всех поклонов...
Ожидание знает - ты долго не отвечаешь,
но толкает меня все равно на шаги с балкона.
Да и дело ли мне до того, кто помазан Богом?
Я бегу наугад в нескончаемом коридоре
и играю свой реквием, но, говоря о многом, -
ведь и он оборвется...в банальнейшем ля-миноре.
* * *
привет.
ты только что вышел за порог, а я уже пишу тебе.
привет, это, конечно, я.
все также сижу посреди кровати, обхватив колени руками и  судорожно думаю.
привет, солнце. знаешь, мне надоело.
меня это убивает. снова. одно только упоминание.
помнишь, как я среди ночи душила себя слезами, укрываясь лицом в простыне? как со злости кусала губы, а ты говорил, что все хорошо, что я себя накручиваю.? но тогда это было правдой. правдой которую мы прожили без остатка. правдой, которую мы пережили, из которой выросли, вышли, выкрутились, вы...не смогли бы, наверно...
я знаю, что больше не хочу для тебя подобного и ты тоже не хочешь.
но...
привет, солнце, я задыхаюсь.
если все то начнется снова я не выдержу.
все эти ежедневные шаги мои надежд на эшафоты. все эти заслоняющие горизонт грядки повешенных чувств. вся эта жизнь на поле изрытого минами оптимизма....
привет. мне так больно...
и почему-то я не могу говорить это вслух. глупые. остроконечные слова застревают в горле, скребут осколками...и боже мой, как же хочется и выплюнуть...но ведь тогда они ранят и тебя.
мне страшно и совсем некуда деть себя.
но ты придешь, я уткнусь носом в твое теплое плечо и. ощущая на спине твои руки незаметно заплачу. я тысячный раз чувствуя все это, понимаю, что ни за что не хочу тебя терять.
ты целуешь мое лицо, ловя легкие подрагивания его мускулов и говоришь, что все будет хорошо.
обещаешь
а значит я верю, конечно же.
а значит все наладится.
все временно.

а значит

привет...
мы будем счастливы теперь...
и навсегда.


Current Music:
Мара "Никому не рассказывай"
* * *
Мессенджер прямо внутри ЖЖ. Вот мой Windows Live ID: x_fluorine_x@livejournal.com. Подключайтесь тоже и давайте общаться.
* * *
Конец вещей: уж не мои вторые сутки,
Побиты градом, обездвижены дождем,
Пустые мысли ловят первые маршрутки
И говорят в глаза мне: "Да, и мы уйдем".
И уезжают. Занимаются рассветы...
А я ведь помню, что прошел почти что год,
И я никак не ожидала...Только лето
В меня влетело, выбрав бреющий полет.
Ты знаешь как теперь? Я этого не знаю.
Я рву бетон, оставив пальцы без ногтей,
И мышцы рву, но двери все же закрываю.
В разрядах тока от касания локтей
(Почти случайного - не держишься на месте),
Как отражением несбывшейся мечты...
Но если б вдруг гадать "приснись жених невесте" -
Почти что жаль, что в этих снах моих не ты.
Сегодня пасмурно. Мой друг...Восточный ветер,
Седые тучи, чей-то пепел под зонтом...
Ты даришь мне воспоминания о лете,
В котором смерть лечили водкой и бинтом.
И я боюсь за то, что будет дальше с нами,
И астматично-обезвоздушен мирок,
И путь мой вымощен кровавыми бинтами,
Давно опавшими с бессмертьем рваных ног.
Забудь! Беги! Я для тебя срубила дверцу.
Гляди вперед и не ищи сюда дорог.
Ты слишком поздно - мне пришили чье-то сердце,
И в нем другой, конечно, поселился Бог.
17.6.9
* * *
С неудавшимся счастьем ушедшая боль пополам,
Откровенья не делают скидок - нам вместе до Ада,
Провожу, так и быть, только слез и истерик не надо
(Вы в углах умирали, но вот каково же углам?)
Это глупость, мой друг - сумасброднейший враг постоянства.
Никогда не пишите мне писем - доходят хреново
И читаются поздно...да впрочем, ведь это не ново.
Ваша жизнь в этом мире (увы?) не важнее пространства,
А пространство - широкомасштабнейший Богов плевок.
Ни трагедий, ни сказок - прекрасное индифферентно,
И подкожное счастье убило б одномоментно
Ваше сердце - быстрее, чем снайпер нажал курок.
Я курю пепелища империй. Моим правам
Усеченным тетраэдром в голову и на плечи...
Ты не верь их словам, это время...оно не лечит -
Оно глупый нарколог - дубинкой по головам.
Ты считаешь меня страшным злом - никаких вопросов,
Ты и без объяснений усвоила - наплевать...
Только, помнится, кто-то учил меня целовать
Всех помилованных на прощание...в кончик носа.
* * *
* * *

Previous